Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР)

Мне очень понравилась эта статья, поскольку в ней ясно и точно описан процесс психотравмы и причины, по которым сложно решить проблему и выйти из замкнутого круга.

В этой статье я постараюсь кратко рассказать про посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) и о подходе в работе с ним в когнитивно-поведенческой психотерапии.

ПТСР характеризуется такими основными симптомами:

— Симптомы повторного переживание события. Это могут быть воспоминания, которые вызываются похожими ситуациями, звуками, запахами. Это могут быть сны с тематикой травмирующих событий. «Флешбеки» – воспоминания, которые переживаются, как будто они происходят прямо сейчас, сопровождающиеся интенсивными эмоциями, физическими реакциями, например, сильным сердцебиением или потовыделением.

— Избегание воспоминаний – попытки «не думать об этом», а также избегание, например, мест, которые напоминают о событии.

— Сопутствующие проблемы – повышенная тревожность, депрессия, чувство злости, вины, эмоциональное онемение и т. д.

Как видите, симптомы связаны друг с другом: естественно, что переживая воспоминания о травмирующем событии, человек стремится избежать всего, что о нем напоминает, «не думать» о нем. Это вполне естественно, но, к сожалению, ведет только к недолговременному улучшению самочувствия – в долгосрочной перспективе ПТСР остается.

Почему так происходит. Дело в специфике травматической памяти. Когда случается травматическое событие, оно (из-за своей интенсивности) не успевает переработаться на уровне коры и «остается» в более ранней структуре мозга, которая осталась у нас от наших эволюционных предков. Эта структура, миндалина, отвечает за первичную, быструю оценку ситуации и эмоциональный и поведенческий ответ на нее – бежать или бороться. Миндалина «хранит» информацию про травму без ее временной метки, поэтому, когда миндалина активируется, все происходит как бы «здесь и сейчас», сопровождается эмоциями и мыслями, которые были при травмирующем событии, страхом. Угроза уже миновала, но эмоции и мысли остаются как во время травмы. «Память» миндалины сознательно не контролируется, поэтому легко активизируется всем, что напоминает о событии.

Когда опасность уходит, воспоминания хранящиеся в миндалине «перерабатываются» более «человеческими» корковыми структурами и интегрируются в память прошлого.Из-за интенсивности травмирующего события память о нем не всегда интегрируется и обрабатывается корковыми структурами. Поэтому человек как бы остается жить в том событии.

Его миндалевидное тело реагирует на все, напоминающее об опасности сильной эмоциональной физиологической и поведенческой реакцией – для того чтобы «бежать или драться». Миндалина как бы «не понимает», что опасность прошла и стремится защитить организм. Из-за интенсивности воспоминаний травматичная память превышает возможности психики ее интегрировать и приводит к диссоциации – отделению ее от опыта человека. Человек старается избежать всего, что напоминает о травматичных событиях.

Таким образом, получается поддерживающий проблему ПТСР цикл: избегание воспоминаний о травме краткосрочно помогают, снижая тревогу, но в долгосрочной перспективе это мешает интеграции травматичной памяти и ПТСР остается:

 

Если же происходит интеграция травматического опыта, на воспоминание как будто ставится метка «прошлое» и активность миндалины снижается.

Поэтому работа когнитивно-поведенческого терапевта заключается в том, чтобы помочь интегрировать травматичные воспоминания, как бы создать «историю о них» — целостную, а не разорванную на череду отрывочных воспоминаний. Это происходит при помощи специальных техник, вследствие которых человек «вспоминает и переосмысливает» травмировавшее событие. Поэтому работа с травмой в терапии прежде всего сложный процесс для самого клиента, который требует от него силы и мужества. Это сложно, так как основной способ, который зачастую использует человек, чтобы справится с травмой, всеми силами забыть ее, игнорировать ее. Вплоть до употребления алкоголя. Но попытки сделать так – это как забинтовать рану, не обработав ее. Как сильно не перебинтовывай неочищенную рану, она не заживет, а только загноится еще больше. Поэтому путь в избавлении это потихоньку снимать бинты и обрабатывать рану.

Для этого сложного пути необходимы силы. Нельзя сразу, уставшим, встречаться с тяжелыми воспоминаниями. Поэтому на первых встречах с КПТ-терапевтом речь, скорее всего, пойдет о том, как приобрести ресурсы, улучшить сон, эмоциональное состояние, физические силы.

И только когда клиент готов к встрече с травмирующим опытом, для того чтобы оставить его в прошлом, терапевт с клиентом начнут работу над его переосмыслением, чтобы помочь психике справится с ним, интегрировать это воспоминание.

Травматический опыт страшен. И конечно, никто кроме Вас не способен его понять и прочувствовать так, как пережили его Вы. И никакой психолог не способен переживать тоже, что пережил клиент, так же ощутить и понять это событие. Но психотерапевт может помочь Вам оставить воспоминания в прошлом и жить дальше, как бы трудно это не было.

Источник: https://psy-practice.com/publications/travmy/posttravmaticheskoe_stressovoe_rasstroystvo_ptsr/ При копировании материалов, ссылка на источник обязательна © psy-practice.com

Если Вам понравилась статья поделитесь, пожалуйста, в соц. сетях

comments powered by HyperComments
Поделитесь в соц. сетях